Городки мигрантов уже в России

С виду СНТ (садоводческое некоммерческое товарищество) «Дары природы» (на юго-западной стороне МКАД — рядом с поселком Мосрентген) напоминает райский уголок, в котором живут очень богатые люди. Их трехэтажные особняки оплетены виноградной лозой. Во дворах — бассейны, квадроциклы, бани. Но если прогуляться по узким улочкам, обязательно встретишь хмурого азиата, который бредет куда-то, уткнувшись в телефон. Затем еще одного. И еще. Возле некоторых домов их толпы.

Все просто: эти особнячки превратили в… хостелы.

Вечером вдоль дороги выстраиваются желтые машины — таксисты приезжают поспать. Койко-место здесь стоит 220 рублей в сутки (если платить за месяц вперед). При этом метро рядом. Лес, природа.

Две недели назад здесь случилось ЧП.

26-летний житель, а заодно и разнорабочий хостела, приехавший в Москву из Челябинска, зарезал мужчину и женщину. И еще четверых ранил. События развивались по стандартному сценарию. Постоялец напился в дымину и начал клянчить у соседей деньги. Те отказали.

Слово за слово — и поножовщина.

Теперь коренные жители СНТ стараются обходить эти хостелы стороной. Особенно вечером, когда работяги собираются в компании и расслабляются.

- Ой, мамочка, на коечке валялся я не там... Фото: Павел КЛОКОВ

— Ой, мамочка, на коечке валялся я не там…

«СИГАЙ НА КОЙКУ, БЫКА НЕ ВРУБАЙ»

Администратор хостела еще по телефону раз пять уточнил у меня, точно ли я русский. Потом прислал адрес и номер Зои Ивановны — комендантши. Она оказалась бывшим следователем. И с порога спросила:

— Ершиком пользоваться умеешь?

Честно говоря, я немного смутился.

— Приходилось, — говорю.

— Вот и славно. Будь хорошим мальчиком. И чтобы никакой выпивки.

Внешне Зоя Ивановна производит впечатление человека, способного ударить. Она привела меня в 12-местную комнату и выдала белье. На наволочке красовалась фабричная надпись London. Запах в помещении описанию не поддается. Но, думаю, основные компоненты — это аммиак и сероводород. С непривычки амбре вызывает головокружение, тошноту и слезы.

На соседней койке лежал худощавый старичок, который и снабдил меня первой мудростью. Главное, говорит, не врубать быка. Иначе Ивановна проходу не даст. Сколько уже таких было, всех выгнала. В темное время суток по поселку одному желательно не ходить. Имеет место землячество. В одной общаге живут узбеки, в другой — таджики. В третьей — еще кто-нибудь. Я попал в особняк, где преимущественно живут славяне. Построили его специально под будущий хостел. Три этажа. Человек сорок постояльцев. Строители, отделочники, кассиры, упаковщики, грузчики. Есть среди них и женщины. Большинство заселяются за счет организации, в которой работают.

Жизнь хостела детально расписана - объявления повсюду. Беда, что не все постояльцы хорошо читают по-русски. Фото: Павел КЛОКОВ

Жизнь хостела детально расписана — объявления повсюду. Беда, что не все постояльцы хорошо читают по-русски.

— В общем, сигай на койку, — сказал старичок. — Потихонечку влындишь.

— Язык у вас интересный, — заметил я. — Вы случайно в тюрьме не сидели?

— А как же, — ответил тот с гордостью.

Как будто без этого факта его биография была бы неполноценной.

Чуть позже подошел Женя. 23-летний уроженец Ставрополя со шрамом на пол-лица и без переднего зуба. Он сообщил, что находится под следствием и в ближайшее время может отправиться на зону. За мошенничество.

Затем пожаловал казах с неожиданным именем Давид. Грузчик. И тоже бывший сиделец.

В общем, интересная компашка подобралась. Даже не знаешь, что лучше — заселиться в комнату к таджикам или, как я, в «тюремную камеру».

А ПОТОМ НА КУХНЕ К ПАШКЕ ПРИБЕЖАЛИ ТАРАКАШКИ

Ну а дальше началась веселуха. Ибо мой переезд решили отметить. Юсуп, тот самый старичок и наставник, притаранил ташкентского плова — с бараниной и чесноком. Давид предъявил краковскую колбасу. Кто-то принес хлеб и квашеную капусту. Ну а я выступил спонсором и купил крепкий алкогольный напиток. Этот поступок в мгновение ока сделал меня авторитетом.

Хотя голова у меня плыла и без спиртного. От всех этих ароматов. Носки работяги предпочитают сушить в коридоре и, по-моему, очень плохо стирают их. Может быть, даже без мыла. Просто смачивают, выжимают и вешают. А чтобы воздух испортился, достаточно одного маленького дырявого пошлого носочка.

Как правило, такие дома строили специально под мини-гостиницы. Фото: Павел КЛОКОВ

Как правило, такие дома строили специально под мини-гостиницы.

Этажи хостела обклеены объявлениями. Как будто в нем живут умственно отсталые люди. Каждое действие прописано на листочке. Возле выключателя — «Гаси свет!». Возле душа — «Больше пятнадцати минут не занимать!». В туалете «Мужики, не говните!». И так далее. Чувствуется, что каждая фраза написана, как воинский устав — кровью, потом и слезами.

Несколько дней назад произошел казус. Один строитель напился до такой степени, что забыл, где находится туалет. Зашел в соседнюю комнату и напрудил на пол. Чудом остался жив.

Что касается межэтнических разборок, то они происходят здесь постоянно. По словам моих соседей, в последний раз, в начале октября, даже стреляли. Кто-то вызвал наряд полиции. Но гастарбайтеры юркнули в лес, который ведет в Мосрентген. Конфликтуют не только гости из Центральной Азии, но и русские (напомню, тот мужик, зарезавший двух человек, приехал в столицу из Челябинска).

Я попал в официальный хостел, в котором обязательно нужен паспорт. А есть еще неофициальные.

Они работают без всяких квитанций и документов. Деньги заплатил — и живи. А если придет проверяющий, администратор скажет, что у них тут никакого хостела нет. Телефон с адресом в интернете кто-то опубликовал по ошибке. А все эти люди — земляки. Практически одна семья. Они содержат жен, детей, стариков.

Тем временем я заглянул на кухню и увидел возле раковины двух таракашек. Мне сказали, что это очень даже хорошо. Все лучше, чем прошлогодние клопы, сосавшие кровь.

Но теперь это явно не гостиницы: шконки, как на зоне. Впрочем, многим квартирантам не привыкать. Фото: Павел КЛОКОВ

Но теперь это явно не гостиницы: шконки, как на зоне. Впрочем, многим квартирантам не привыкать.

НУ, ГРАЖДАНЕ УГОЛОВНИЧКИ…

Зоя Ивановна ведет себя, как вертухай. Ее боятся даже пожилые рецидивисты. На входе она осматривает постояльца с ног до головы. Если тот из магазина, может заглянуть в пакет. В комнату заходит без стука. Проверяет тумбочки. Приподнимает матрасы. При мне забрала с кровати чужие газеты. С каждым часом у меня все больше складывалось впечатление, что я в следственном изоляторе.

…Юсуп неожиданно опьянел. Его речь стала обрывистой. Напоминающей поток сознания.

— Ох, и старый же я дурак, — стонал он. — В моем ауле сто человек… Курить еще спрашивают… Да мне жрать шестерки носили… Там камин, коньяк… Да я любого за четыре секунды… У меня две жены… А я простынку стелил…

Как я ни старался уловить основную мысль в этих фразах, у меня не получилось. Кто-то предложил связать Юсупа, но тот уже отключился.

Кстати, мне сказали, что у него и правда две жены.

Я мечтал, чтобы в комнату ворвалась Зоя Ивановна, спалила нас и выгнала к чертовой матери. Хотя бы одного меня. Но она как назло не появлялась.

Мужики тем временем охватывали в беседе все новые горизонты. Начали, например, спорить, хорошим ли человеком был Лаврентий Берия.

Я сказал, что должен подумать, и вышел на улицу прогуляться.

Многие особняки в СНТ — просто дачи. Окна в них загораются лишь в выходные. Но есть и обычные жилые дома. Возле одного из них пожилой мужчина копался в багажнике своего авто. Я спросил, как ему тут живется. Говорит, нормально.

— Недавно прикупил себе ружье. Так, на всякий случай.

Машин такси рядом с хостелом стало еще больше. Я насчитал двадцать две.

На отшибе обнаружил ларек с шаурмой. За ним — компания из пяти человек, мигранты. Один в спецодежде и с метлой. Видимо, местный дворник. Рядом на столбе объявление:

«Семейная пара (славяне) снимет комнату. С нами еще кошка (очень порядочная)».

…Из леса — со стороны поселка — тянулись люди. Очевидно, с работы. Русских среди них почти не было.

P.S. Домой я сбежал в первую же ночь. Без помощи Зои Ивановны…

Вечером вдоль дороги выстраиваются желтые машины - таксисты приезжают поспать. Фото: Павел КЛОКОВ

Вечером вдоль дороги выстраиваются желтые машины — таксисты приезжают поспать.

МНЕНИЕ ДЕМОГРАФА…

Приезжие селятся, как у себя в ауле

— К нам едут люди из традиционно многодетных регионов — ТаджикистанаКиргизииУзбекистана, — рассказал «КП» Игорь Белобородов, исполнительный директор Днестровско-Прутского информационно-аналитического центра, демограф, кандидат социологических наук. — И для них такой уклад жизни весьма привычен, когда в одном небольшом помещении много людей (в таком коллективе своя иерархия — есть обязательно старший, который присматривает за земляками). Мигранты на всем экономят. 80 процентов заработка отправляют домой, а живут на то, что осталось. Еще один момент. У них есть склонность селиться поближе к природе. Поэтому такие поселки и пользуются популярностью у гостей столицы. Сначала приезжает один человек. Все разведывает, устраивается. И тянет за собой еще с десяток земляков. Срабатывают так называемые миграционные сети. Поэтому часто получается, что на одном конкретном предприятии работают люди из одного региона. Или даже аула. Ну и живут вместе.

— А еще дерутся и стреляют из пистолета.

— Да, если плотность пришлого населения на той или иной территории зашкаливает, риск повышается. Начинает меняться этнический ландшафт, который формировался веками. У России, в отличие от США, нет опыта приема мигрантов в таком количестве. А если учесть, что некоторые из них подвержены радикальным идеологиям, то вопрос безопасности обостряется еще больше.

— И как быть?

— Я считаю, нужно ввести квоты. Как это сделали в Скандинавии. Например, один регион может принять тысячу приезжих. Значит, тысяча первому вход уже будет закрыт. У другого региона рабочих мест побольше. Значит, и квота другая.

…И РИЭЛТОРА

Чаще всего эти гостиницы липовые

— СНТ, где вы были, действительно лакомый кусочек, — сообщил «КП» Роман Вихлянцев, директор по риэлторской деятельности столичного агентства недвижимости. — Там метро рядом. Дома здесь стоят от 20 до 90 млн рублей. Есть среди них огромные особняки, которые изначально и строили под хостелы. Но зачастую они не имеют такого статуса. И являются просто жилыми домами. Соседствовать с ними — вещь малоприятная. Постоянно большой трафик случайных людей. Заведения эти, как правило, не отвечают никаким санитарным требованиям. А органы, которые должны их отслеживать, из-за бытовой коррупции очень редко делают это.

КСТАТИ

В Москве активно закрывают хостелы, которые расположены в многоквартирных домах (Федеральный закон № 59). С 2016 года в столице прикрыли 120 таких заведений, больше напоминающих притоны. В отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей выписали административных штрафов на сумму более 10 млн рублей (за тот же период).

И это еще одна из причин, почему хостелы переселяются в такие поселки: обстановка там свободней, контроля меньше. Попробуй докажи, что за высоким забором «гостиница», а не дом для большой дружной семьи. И, напомню, такие места — прибежище таксистов. А со следующего года вступит запрет на длительную парковку такси во дворах, что, очевидно, подтолкнет приезжих водителей массово переселяться в «хостелы-СНТ».

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...